Пожалуйста включите JavaScript в вашем браузере для полноценной работы сайта.

Фото
show
« Январь, 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Главная страница Пресс-центр Пресс-релизы Игорь Сечин выступил с ключевым докладом на Саммите энергетических компаний в рамках ПМЭФ Сессия: «Нефтегазовые компании – «двигатель изменений» мировой экономики»
Сессия: «Нефтегазовые компании – «двигатель изменений» мировой экономики»

Владимир Путин (Президент Российской Федерации): Добрый день, уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Проведение cаммита энергетических компаний и представителей других бизнесов, которые непосредственно связаны с энергетикой, в рамках Петербургского форума уже стало доброй традицией.

Несколько слов хотел бы сказать о России, о том, что у нас происходит. В этой связи хотел бы отметить, что благодаря ресурсному потенциалу и удобному географическому положению – сейчас я только говорил на узкой встрече с коллегами – Россия играет особую роль в развитии энергокомплексов по вектору «Европа – страны АТР», да и вообще в мировой энергетике, вносит ощутимый вклад в поддержание устойчивого баланса спроса и предложения углеводородов на международные рынки.

Все последние годы у нас стабильно растёт добыча нефти и газа. Особое внимание уделяем повышению нефтеотдачи, а также глубокой переработке сырья. Активно ведём геологоразведку и освоение новых месторождений. Предоставлены значительные льготы для добычи нефти и газа на шельфе, для освоения трудноизвлекаемых запасов. Всё это должно обеспечить развитие ресурсной базы на десятилетия вперёд.

За последние годы – для примера, для справки могу назвать – за последние пять лет добыча нефти и газового конденсата в России выросла почти на 6 процентов, газа – почти на 15 процентов, а угля – более чем на 17 процентов.

Безусловно, мы придерживаемся принципа суверенитета над национальными ресурсами. Вместе с тем Россия готова к привлечению в предприятия ТЭКа долгосрочных иностранных инвесторов. Мы делаем это, как вы знаете, причём многолетняя практика показывает, что это взаимовыгодно. Такая работа служит не только развитию нашего, отечественного, российского, ТЭКа. Она помогает расширить присутствие России на мировых энергорынках, что полностью отвечает как интересам добывающих стран и компаний, так и интересам потребителей.

Не случайно даже в период громких разговоров о необходимости снижения энергозависимости от России – что, на мой взгляд, абсолютная глупость, потому что никакой односторонней зависимости никогда в таких случаях не возникает, это всегда взаимозависимость, а значит, это повышение надёжности и стабильности в мировой экономике и энергетике, – несмотря на это, поставки наших энергоресурсов, например в Европу, постоянно растут. Так, экспорт газа по трубопроводным системам по сравнению с 2012 годом в прошлом году увеличился более чем на 10 процентов. В абсолютных цифрах мы вышли на рекордную за последние годы отметку – более 188 миллиардов кубометров.

Хочу подчеркнуть, мы за добросовестное выполнение контрактных обязательств. Рассчитываем, что такого же ответственного подхода будут придерживаться потребители и страны-транзитёры. Не скрою, мы серьёзно обеспокоены заявлениями некоторых украинских радикалов, их прямыми угрозами помешать транзиту нашего газа в Европу. Надеемся, что здравый смысл всё же возобладает, и этого не произойдёт.

Ситуация у наших соседей ещё раз подтверждает актуальность наших инициатив по прямым маршрутам экспорта энергоносителей потребителям в Евросоюз, в том числе по газопроводу «Южный поток», который мы сейчас уже строим. Полагаем, что активную позицию в данном вопросе должна занять и Еврокомиссия, ведь среди её основных задач, если не главная, это прежде всего защита интересов европейских потребителей.

Сегодня на Европу приходится более 70 процентов нашего экспорта нефти и почти весь объём трубопроводного газа. Но надо признать, что энергопотребление в Европе растёт медленно в связи с низкими темпами экономики, а политические и регулятивные риски увеличиваются быстро. Дают о себе знать и проблемы с транзитом.

В этой ситуации естественно и понятно наше стремление открыть для себя новые рынки, прежде всего речь идёт о динамично растущем Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это не только возможность увеличить экспортные поставки, но и мощный рычаг для развития Восточной Сибири и Дальнего Востока нашей страны.

Да, мы знаем о планах партнёров расширить круг поставщиков газа, допустим, в Европу. Однако мы не только не драматизируем ситуацию, а, напротив, приветствуем. Не сомневаемся, в ЕС хорошо понимают, поставки из России помогают диверсифицировать энергобаланс Евросоюза.

Хорошая возможность для консолидации фрагментарных региональных газовых рынков – это развитие рынка сжиженного природного газа. Для нас это один из приоритетов.

Так, кроме уже действующего в рамках проекта «Сахалин–2» завода СПГ, строится завод «Ямал-СПГ». «Роснефть» планирует строительство ещё одного завода на Сахалине, а «Газпром» – во Владивостоке и на Балтике. При этом большая часть указанных проектов также ориентирована на рынок АТР.

Отдельно остановлюсь на перспективах сланцевого газа. После ввода в эксплуатацию месторождений в Соединённых Штатах объёмы предложения расширяются. Действительно, в обозримой перспективе наши американские друзья и партнёры планируют стать нетто-экспортёрами. И это, конечно, хорошо для мирового рынка, да и для нас тоже в конечном итоге это только плюс. Однако для налаживания экспорта СПГ из Северной Америки в Европу – и сидящие здесь, в этом зале, специалисты, эксперты, бизнесмены прекрасно это понимают – нужно создать инфраструктуру по обеим сторонам Атлантики. Потребуются крупные капиталовложения, немало времени. К тому же цены на СПГ в регионе АТР, допустим, – и вы это тоже знаете хорошо – превышают европейские цены в 1,6 раза. Это факт, во всяком случае, пока это именно так и происходит.

Очевидно, что для производителей СПГ из США выгодней в первую очередь конкурировать за премиальный азиатский рынок. Никто в убыток себе работать не будет – даже и не в убыток, а все мы и вы, прежде всего, стремитесь к максимальному извлечению прибыли. Это понятно, это абсолютный закон рыночной экономики.

При этом ещё раз отмечу, что цены на российский трубопроводный газ абсолютно конкурентоспособны и, главное, предсказуемы, так как базируются на проверенных и эффективных инструментах ценообразования. Такие механизмы, кстати, используют и многие другие экспортёры природного газа.

Уважаемые коллеги и друзья!

Энергетика – это важнейшая основа устойчивого развития мировой экономики. Расчёты экспертов показывают, что доступных энергоресурсов на планете пока достаточно и ещё долго будет достаточно. Вместе с тем мы хорошо знаем и законы убывающей эффективности, они применимы и к ситуации в ТЭКе.

Крупнейшие и самые эффективные запасы, как правило, открываются и разрабатываются на ранней стадии изучения, освоения той или иной геологической провинции. Так что «лёгкие» ресурсы, так сказать, «сливки» или уже давно сняты, или вот-вот на исходе. Поэтому приходится выходить на новые, часто труднодоступные районы и регионы, повышать объёмы добычи в давно открытых месторождениях, используя вторичные и даже третичные методы, и, конечно, вовлекать в разработку ресурсы, которые традиционно считались экономически малоэффективными и труднодоступными.

Однако, и это я тоже хотел бы отметить, сегодняшние цены на мировых рынках, их нынешний уровень не тормозит развития мировой экономики. Более того, в целом они стабильны, а это принципиально важно для реализации долгосрочных проектов, как в ТЭКе, так и в других отраслях. Чтобы снизить уровень издержек, нужно повышать энергоэффективность экономик, делать ставку на инновационные технологии, развивать переработку углеводородов, такие сектора, как нефте- и газохимия.

Для России решение этих вопросов исключительно важно. Наша страна ставит задачу не только сохранить и укрепить позиции одного из ведущих поставщиков энергоресурсов, но и стать одним из лидеров развивающихся процессов качественной трансформации мировой энергетики.

Очевидно, что вызовы в энергетической сфере носят глобальный характер, и ответить на них можно только сообща, только вместе, через сотрудничество. Важно, что крупнейшие компании так и поступают.

Мы между тем не считаем сложившуюся систему регулирования – если позволите сказать о ней несколько слов – и координацию усилий в энергетике достаточными и полностью совершенными. Зачастую регулирование искажает даже рыночные сигналы, приводит к неоправданному субсидированию так называемых «любимых видов энергии». В Европе, в энергетике Евросоюза это так называемые возобновляемые источники. А это искажение рынка наносит, безусловно, ущерб конкурентной среде, снижает конкурентоспособность целых отраслей.

Надеюсь, участникам сегодняшнего саммита удастся выработать предложения по наиболее востребованным и приоритетным мерам по повышению качества регулирования энергорынков, а также ещё раз посмотреть на возможности по созданию формата, в рамках которого участники отрасли смогут сравнивать налоговые, регуляторные и законодательные режимы различных юрисдикций, и одновременно дать рекомендации по международно-правовому обеспечению работы конкурентных, транспарентных и открытых энергорынков.

Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья и партнёры!

Мы будем благодарны вам и за рекомендации в отношении российского законодательства и правоприменительной практики. Уверен, что расширение форматов сотрудничества поможет построить действительно эффективную глобальную экономику.

И в заключение хочу ещё раз подчеркнуть: надёжное, бесперебойное энергообеспечение сегодня во многом определяет стабильный прогресс национальных экономик, глобальной экономики в целом. И в наших общих интересах сделать энергетическое взаимодействие более эффективным и взаимополезным, освободить его от избыточной, ненужной политизации, которая деформирует экономические основы и принципы этой стратегической отрасли. Убеждён, что ваш саммит поможет решению этой важной задачи.
Позвольте пожелать вам интересных дискуссий и перспективных контрактов. Я оставлю вас, для того чтобы не мешать вашей работе, и пожелаю вам всего самого доброго.

Спасибо большое.

Итие Исикава (японский журналист, представитель NHK Japan Broadcasting Corporation): Уважаемый Игорь Иванович и уважаемые спикеры, эта сессия называется «Нефтегазовые компании – «двигатель изменений» мировой экономики». Попробуем подискутировать о роли нефтегазового сектора в мировом экономическом росте. Следует признать, что на этот раз энергетический саммит проводится в сложной политической обстановке. На форуме много говорят о противоречиях России, Америки и Евросоюза вокруг ситуации на Украине. Я, например, представляю Японию, и позиции правительств Японии и России по украинскому вопросу сильно расходятся, и это, к сожалению, оказывает влияние на политический диалог. Но можем ли мы позволить, чтобы политические противоречия сказывались на экономике, особенно на развитии энергетического сектора?

Энергоресурсы – это кровь, кислород, пища мировой экономики. Страны-производители и страны-потребители заинтересованы в стабильных поставках энергоресурсов. Поэтому, несмотря на всевозможные политические противоречия, очень важно было провести сегодняшнее заседание управленцев лидирующих предприятий из России, Америки, Европы, Азии и других мировых рынков для открытого обмена мнениями по поводу будущего энергетического сектора. Почему нефть и газ до сих пор являются мотором экономического роста?

Возникает вопрос, не старый ли это тип экономики? Разве не должны мы говорить об альтернативных энергетических ресурсах, например из возобновляемых источников? Есть и такое мнение, но цены на нефть и газ оказывают решающее влияние на мировую экономику, кроме того, разработка и переработка этих источников, их транспортировка является новым, инновационным полем. Сначала Игорь Иванович произносит ключевую речь, а потом дискуссия на разные темы такие, например, как перспективы нефтегазового рынка и технические инновации. А мне, представителю Азиатско-тихоокеанского региона, интересен поворот России на Восток. Начинаем работу, дискуссии… Прошу, Игорь Иванович!

Игорь Сечин (Президент, Председатель Правления НК «Роснефть»): Спасибо, уважаемый господин Исикава, за то, что оказали нам честь быть модератором этой энергопанели, это свидетельствует, в том числе, и об усилении активизации нашей работы на Азиатско-тихоокеанском рынке. Спасибо вам большое.

Уважаемые дамы и господа, коллеги, гости Форума!

От имени нефтяной компании «Роснефть», которая традиционно является спонсором и одним из организаторов Форума, приветствую находящихся в этом зале представителей правительственных ведомств, руководителей нефтегазового бизнеса, энергокомпаний, представителей финансового сообщества, технологических и сервисных компаний и других организаций, проявивших интерес к нашей работе.

Хочу обратить внимание на то, что за прошедший год вес нашего сообщества в мировой экономике существенно возрос: если в прошлом году участники представляли капитал в 2.5 трлн. долларов, то сегодня он превышает 3,5 трлн. долларов.

Традиционно также в начале выступления считаю необходимым сделать определенные оговорки, в связи с рядом дискуссионных положений на наших прогнозах, касающиеся ограничения ответственности.

В данном докладе мы попытаемся обеспечить определенную преемственность с нашими подходами и оценками в предыдущие годы.

Пока можно констатировать, что большинство наших оценок и прогнозов подтверждается на практике.

В прошлом году мы пришли к выводу, что выход из кризиса и восстановление мировой экономики носит пока неуверенный характер. Эта тенденция подтвердилась. Слабый, практически нулевой текущий прирост мирового экспорта говорит о том, что, невзирая на рост поквартального ВВП, мировая экономика пока еще далека от полного выздоровления. При этом наблюдается усиление влияния политических факторов на экономическую динамику, о чем и сказал наш уважаемый модератор.

Мировой спрос на энергоносители продолжает рост, даже в условиях продолжения кризисных явлений, особенно это касается экономик отдельных регионов. За пять лет общий спрос на энергоносители вырос на 12%, в АТР рост потребления в этот же период составил 29%. При этом доля АТР в мировом энергопотреблении увеличилась с 35% до 41%, одновременно доля Северной Америки и Европы снизилась с 50% до 45%.

Что касается перспектив азиатских стран и прежде всего Китая, то подготовленные китайскими специалистами прогнозы предполагают почти пятикратное увеличение спроса на газ в стране. Отметим, что уважаемое агентство МЭА неоднократно пересматривало свой прогноз в этом отношении.

В ходе визита Президента РФ В.В.Путина в Китай 21 мая Газпром и CNPC подписали стратегический 30-летний контракт на поставки 38 млрд кубов газа в год. Наша компания также подписала с КННК график строительства Тяньзинского НПЗ и увеличение поставок сырой нефти в объеме 9,1 млн тонн ежегодно для обеспечения завода сырьем, что позволит нашей Компании довести ежегодные поставки сырой нефти в Китай до 46 млн тонн к 2020 году, что составляет порядка 55 млрд кубических метров в энергетическом эквиваленте.

В отношении важнейшего показателя – цены на нефть действуют факторы в пользу их определенной стабильности в диапазоне 90-110 долларов за баррель. При росте напряженности и соответствующих рисков возможно превышение как верхней, так и нижней границы этого диапазона.

Показатели стоимости разработки трудноизвлекаемых ресурсов нефти в США, а также бюджетные ориентиры стран-членов ОПЕК и независимых производителей не позволяют в условиях роста мировой экономки предполагать сколько-нибудь устойчивого снижения цен. По существу, на рынке сложился определенный баланс спроса и предложения, и все основные игроки признают этот факт.

Определился достаточно узкий ценовой диапазон, в рамках которого рост цен на нефть может сопровождаться снижением издержек производства в мировой экономике. Тем самым одновременно выигрывают и производители, и потребители топлива. При ожидаемой в перспективе мировой экономической динамике в 3.5-4% в год, ежегодный рост мировых цен на нефть на 2-3% является достаточно сбалансированным, что позволяет как нефтегазодобывающим, так и сервисным компаниям планировать инвестиции на долгосрочную перспективу и вести разработку высокотехнологичных ресурсов в условиях рентабельности. Важно отметить, что в этих ценовых условиях также балансируются не только бюджеты стран-производителей, но и стран-потребителей - это тоже гарантирует дополнительные доходы.

Большинство участников рынка согласны с тем, что и в долгосрочной перспективе нефть и газ сохранят свое значение, при этом доля газа несколько возрастет. Расширение использования возобновляемых источников энергии продолжается, но его темп замедлился.

Мы коротко обсудили ряд фундаментальных факторов, действующих на рынках, на современном рынке в значительной мере присутствуют и увеличивают свою роль финансовые игроки, зачастую менее информированные о реальной роли базовых факторов и готовые реагировать на все – слухи, непроверенные гипотезы и т.п. Поскольку в энергетике действительно происходят перемены, этими игроками достаточно легко манипулировать. Кроме того, мы наблюдаем проявления попыток сознательного воздействия на рынки. И есть конкретные примеры такого воздействия.

В Евросоюзе сознательно пропагандируются возможности безболезненного отказа энергетики от углеводородов за счет ускоренного развития возобновляемых источников и резкого повышения энергоэффективности. При этом преуменьшается цена этих процессов, обществу не предъявляется реальная картина того, что они во многом технологически не подготовлены. На практике реализация этих целей приводит к полному искажению рыночных отношений и тяжелому стоимостному бремени для потребителей.

Все же, в соответствии с последним прогнозом самой Еврокомиссии, доля газа в топливно-энергетическом балансе ЕС-27 останется стабильной (24-25%) вплоть до 2050 г. Будет контрпродуктивно, если последнее политическое обострение приведет к отказу от эффективных путей развития энергетики ЕС в угоду чисто политически мотивированным целям.

Цены на Генри Хабе более чем удвоились до уровня свыше 4,7 долл/млн БТЕ, и это не выглядит как сезонный фактор. И при столь возросших уровнях цен стагнация в добыче газа в США пока не преодолена. Динамика цен на газ в США развеивает распространенные иллюзии, что СПГ на его основе станет серьезным фактором на европейском рынке газа – конечно, если страны ЕС не собираются субсидировать его импорт, как они уже массированно субсидируют использование возобновляемых источников энергии.

В США вокруг вопросов экспорта СПГ вспыхнули нешуточные страсти. Одни лоббисты еще недавно утверждали, что массированный экспорт не приведет к повышению цен, это как-то плохо согласуется с рыночной логикой. Цены стали расти и в отсутствие экспорта. И вот совсем недавно большая группа сенаторов выступила резко против экспорта, приведя доводы, что он приведет к значительному (более, чем наполовину) росту цен, а это ударит как по внутреннему потреблению, а в перспективе и по возможностям экспорта.

Другой пример. Продолжается рост добычи трудноизвлекаемой нефти в США - за 4 года более чем в 1.5 раза. Это важный феномен, но он не приводит к дестабилизации мирового рынка. По оценке ведущих энергетических агентств к 2020-2022 гг. добыча нефти в США может вырасти еще на 45%. Однако остаются ещё большие сомнения в том, что соответствующие ресурсы достаточны для поддержания высоких объемов добычи в долгосрочном периоде. Таким образом, трудноизвлекаемая нефть, как и сланцевый газ, не могут быть объявлены факторами, которые принципиальным образом меняют мировой энергетический ландшафт!

Формируется более объективное отношение к оценкам ресурсов нетрадиционных углеводородов в разных частях мира – специалисты знают, что эти залежи устроены гораздо сложнее, чем традиционные месторождения. Экономически извлекаемые запасы часто составляют первые проценты от их общих ресурсов. Апробированные на одних залежах технологии требуют адаптации на других и, в целом, сколько-нибудь обоснованные выводы можно делать только в процессе реальной разработки. А такой опыт по существу пока ограничивается Северной Америкой. МЭА прогнозирует резкий рост добычи трудноизвлекаемой нефти в мире к 2025 г. до уровня 5,7 млн барр./сутки, с последующей стагнацией и постепенным снижением добычи.

Длящийся уже 40 лет запрет в США на экспорт нефти или искусственные препятствия, которые воздвигаются на пути нефти из канадских битуминозных песков на рынок США, также примеры искажения рыночных реалий.

Мы говорили на прошлом Форуме о межстрановой конкуренции, но мы против того, чтобы эта конкуренция осуществлялась субъективными, далекими от законов рыночной экономики методами.

Возвращаясь к вопросу о неустойчивости рынков и их, зачастую, неадекватных сигналах на фундаментальные показатели, полагаем, что важным методом смягчения этих проблем является достижение большей прозрачности за счет повышения объективной и всесторонней информированности участников рынка. Недостает информации, например, по структуре энергопотребления, по вводам добывающих мощностей, по параметрам инвестиционных проектов, по заказам на крупное оборудованию. Есть вопросы к прозрачности и механизмам формирования ценообразования на товарных биржах и торговых площадках.

Нам представляется, что для смягчения этих недостатков нужны новые механизмы, в большей мере опирающиеся на взаимодействие компаний и экспертного сообщества, при поддержке (но никак не доминировании) органов регулирования. Существующие органы, например, Директорат по конкуренции ЕС, отражают интересы только рынка потребителей. Возможно формирование межкорпоративной конфликтной группы, которая рассматривала бы случаи манипулирования рынком и искажения условий конкуренции на нем, в т.ч. ценовых.

Другим важным трендом, оказывающим влияние на формирование нефтегазовой отрасли, является продолжающаяся консолидация среди игроков нефтегазовой промышленности и нефтесервисных и технологических компаний в России и за рубежом.

В конце 1990-х годов в мировой нефтегазовой отрасли наметилась тенденция к усложнению условий разработки месторождений, что было связано с истощением традиционных запасов. Это привело к росту капиталоемкости и технологичности проектов, снижению их рентабельности. Разработка нетрадиционных запасов потребовала больших вложений в создание новых технологий и новых видов сервисов, что еще больше увеличило финансовую нагрузку. В результате начался процесс консолидации отрасли с появлением гигантов мировой нефтегазовой отрасли и новых технологических лидеров.

В России консолидация отрасли началась позже ввиду значительной ресурсной базы традиционных углеводородов. Однако по мере доразработки истощенных месторождений и выхода в новые регионы наши компании неизбежно последуют общемировой тенденции развития отрасли.

Сервисные компании отвечают на вызовы путем приобретения растущих высокомаржинальных технологических активов.

Наши выводы в отношении развития рынков позволяют нам увереннее строить свою стратегию с перспективой до 2033 года и далее.

Она основывается на текущем положении «Роснефти» в качестве крупнейшей публичной нефтяной компании мира по объему добычи и запасов.

Напомню, что «Роснефть» не получала активов в ходе приватизации в России. Напротив, сформировавшаяся в рыночных условиях Компания успешно провела IPO в 2006 г. с соблюдением всех стандартов, что сделало ее международной публичной компанией с частной формой собственности. При этом доходы государства в результате размещения, а также продажи доли компании ВР в 3 раза превысили общий финансовый результат приватизации нефтегазового сектора страны.

Акционерами Роснефти стали, в том числе, около 150 тысяч граждан России. Мы всегда помним об этом и считаем своим долгом строить нашу долгосрочную работу с полным учетом интересов наших акционеров, национальных и иностранных.

Отметим, что доказанные на сегодня запасы нефти и газа Компании – 33 млрд баррелей по классификации SEC - являются крупнейшими в мире. Затраты на разработку наших ресурсов также находятся на рекордно низком уровне, и мы постараемся сохранить это преимущество в дальнейшем. Нашей задачей является поддержание уровня эксплуатационных затрат устойчиво ниже 5 долл за барр н.э., а капитальных вложений – ниже 8 долл за барр н.э., что значительно лучше показателей других компаний, и это невозможно без достижения технологического лидерства.

Рост потребления в АТР, необходимость развития ресурсной базы в географической близости от этого региона, снижение транспортных затрат и инфраструктурных издержек, а также налоговое стимулирование, осуществляемое российским правительством, делают инвестиции в регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока все более привлекательными.

Мы несколько лет назад эту тенденцию уловили и начали развитие в восточном направлении. Все больший упор в развитии Компании будет связан с масштабной реализацией новых проектов в этом регионе. С участием российских и зарубежных партнеров будут созданы мощности по нефтегазопереработке, нефтегазохимии, судостроению, поставкам ключевого оборудования для добычи на шельфе и десятки тысяч высококвалифицированных рабочих мест.

Мы и наши партнеры убеждены в том, что эти инвестиции помогут укрепить энергобезопасность потребителей всего региона АТР и будут способствовать развитию долгосрочного партнерства поставщиков и потребителей.

Эффективное раскрытие потенциала новых типов запасов и работа на шельфе требуют развития в России мощного сервисного сектора и зачастую разработки уникальных технологий.

С этой целью «Роснефть» создает важнейшие предпосылки дальнейшего устойчивого роста своего основного бизнеса по добыче и переработке. В этой связи нами будет реализована стратегия по:

- формированию технологичного нефтесервисного бизнеса нового типа, позволяющего обеспечивать стратегические потребности Компании и обеспечить лучшую в отрасли экономическую эффективность на базе собственной буровой и сервисной компании «РН-Бурение» с возможным привлечением наших партнеров партнеров;

- созданию пула инновационных технологий и компетенций по всем ключевым направлениям своего дальнейшего развития.

И я сегодня имею честь с удовольствием объявить о совершении в рамках этого Форума ряда сделок с Прайм Шиппинг, Seadrill, General Electric. Компания будет развивать эти проекты, направленные на повышение экономической эффективности по транспорту, бурению (в том числе на шельфе), сервису с использованием высокотехнологического оборудования.

Надо отметить, что такая динамика – часть характерных для наших дней процессов универсализации крупных компаний, в ходе которых они, после периода излишнего увлечения аутсорингом и внешними поставками, консолидируют у себя также ключевые технологические компетенции. В сервисном и технологическом секторе нарастают процессы консолидации и специализации, которые позволяют ускорить процесс приобретения лидерства для развития все более технологичной ресурсной базы.

В разное время этот путь проходили такие наши учителя, как ExxonMobil и Statoil, а также General Electric в качестве поставщика оборудования и технологий, что позволило им добиться лидерства в глубоководной шельфовой добыче, на рынках СПГ и пр.

Состав активов «Роснефти» отвечают ключевым вызовам, стоящим перед нашей отраслью.

С целью подержания уровня добычи и устойчивого положительного свободного денежного потока особый фокус в ближайшие годы будет направлен на зрелые проекты, включая масштабное бурение, которое позволит продлить добычу на зрелых месторождений на десятилетия. Развитие газового бизнеса Компании в этот период будет происходить за счет ввода крупных газовых проектов (Роспан, Харампурское).

К 2020 году мы запустим несколько новых кластеров нефтегазодобычи на основе таких крупных объектов, как месторождения, окружающие Ванкорскую группу, на юге Красноярского края и в Западной Сибири, что позволит обеспечить основной рост добычи в 2020-2025 годах. В этот же период продолжится рост газового бизнеса, ожидается продолжение высокотехнологичной разработки трудноизвлекаемых запасов и существенный рост добычи на международных проектах. Вы знаете, что в периметре Компании сосредоточены более 2 млрд. т запасов по ТРИЗам и значительный ресурсный потенциал.

Ускорение роста Компании до 2033 г. связано с началом коммерческой добычи на шельфе. Арктические проекты позволят «Роснефти» стать крупнейшим оператором этого типа запасов. По шельфу точные оценки ресурсов давать преждевременно, но геологические службы ориентируют нас и наших партнеров на крупные открытия.

В период до 2020 г. добыча углеводородов вырастет примерно на 30%, в том числе добыча жидких углеводородов на 15%, а газа – до 3 раз.

В период до 2025 г. годовая добыча углеводородов Компанией вырастет примерно на 50%.

Мы можем говорить о потенциале удвоения масштаба нашего бизнеса к 2033 году, а среднегодовой темп роста добычи жидких углеводородов составит более 4% практически полностью за счет органического роста.

Доля газа вырастет до трети в общем балансе добычи Компании. На внутреннем рынке газа РФ доля «Роснефти» достигнет 20%. Надо отметить, что эта динамика отражает мировые и российские тенденции.

Компания завершает проекты комплексной модернизации своего сектора нефтепереработки. Выпуск высококачественных бензинов и дизельного топлива вырастет наполовину, а мазута сократится на 46%. В результате этот сектор, как и у крупнейших нефтегазовых компаний мира, станет важным генератором доходов как на внутреннем, так и на экспортных рынках. Мы ожидаем, что по завершении модернизации нефтепереработки EBITDA сектора «Даунстрим» увеличится до 11 долл на барр нефтепереработки.

Масштабы Компании, глобальный характер ее деятельности, качественное изменение содержания работы с партнерами вызывают необходимость дальнейшей оптимизации процессов реализации управленческих решений и превращения Компании в стратегический энерготехнологический и операционный холдинг с четким структурированием бизнес-процессов.

Сейчас эта модель прорабатывается для сегмента нефтепродуктообеспечения. Предполагаются следующие этапы: выделение сбытовых сетей в отдельное юридическое лицо, привлечение партнеров, организация работы на новых принципах, в дальнейшем, возможно, выход на IPO.

Еще одним элементом реализации нашей стратегии по созданию сфокусированного сбытового бизнеса мирового класса является решение о приобретении международного нефтетрейдингового бизнеса банка Morgan Stanley. Процесс реализации сделки продвигается по согласованному графику, и мы активно работаем с регуляторами для получения соответствующих разрешений. Пока все идет нормально.

В результате «Роснефть» сравняется с глобальными мейджорами по набору ключевых компетенций и эффективности и будет одним из мировых лидеров по ряду направлений таких как развитие шельфа, добыча нетрадиционных типов углеводородов, монетизация нефти и газа на мировом рынке.

При этом финансовые показатели будут усиливаться. Темп роста показателя EBITDA и генерации денежного потока позволят снизить соотношение чистого долга к EBITDA до 1,0 – 1,3 % в течение трех лет.

После интенсивной инвестиционной фазы в 2014 – 2016 гг. Компания будет генерировать свободный денежный поток в объеме 5 - 7 долл на баррель нефтяного эквивалента без учета получаемых торговых предоплат и банковского финансирования, что позволит осуществлять программы масштабного развития без привлечения дополнительных заимствований.

Мы уверены, что рынок оценит нашу решимость реализовать эту стратегию.

Как многие из нас помнят, в прошлом году на саммите мы достаточно подробно остановились на тематике улучшения налогового законодательства в России.

Чтобы продемонстрировать важность этих вопросов, приведу простую иллюстрацию: наши оценки перспектив Компании основаны на учете принятых в последнее время налоговых новаций. Если бы эти решения не были приняты, то добыча углеводородов нашей Компанией и другими российскими компаниями отрасли в результате неизбежного в этом случае отказа от неэффективных инвестиций перешла бы в фазу стагнации, а за стагнацией может последовать быстрое падение.

Общий объем возможного недоинвестирования только в «Роснефть» и вызванное этим сокращение добычи нефти привели бы к потере выручки за период до 2033 года в 32 трлн. рублей, что для бюджета означало бы недополучение более 12 трлн. рублей.

С учетом мультипликативных эффектов объем потерь мог бы быть существенно выше, добавились бы потери наших поставщиков оборудования и услуг.

Мы являемся крупнейшим налогоплательщиком страны. В 2013 году налоговая нагрузка на выручку для НК «Роснефть» составила 53%. Совокупные налоговые платежи в бюджеты различных уровней превысили 2,4 трлн рублей.

За прошедший год произошли очень значительные изменения в сторону построения современной налоговой системы

Налоговая нагрузка «Роснефти» существенно выше по сравнению с крупнейшими публичными международными компаниями за счет более высокой доли НДПИ и экспортных пошлин

В структуре налогообложения российских компаний существенно ниже доля налога на прибыль.

Если взглянуть на экономику в целом, то положение с налоговой нагрузкой пока даже не проанализировано должным образом. Посмотрим на различие в налогообложении нефтяного и газового сектора. Нагрузка различается в разы, и это при том, что в мировой практике не принято разделять налогообложение углеводородов по их типу, ведь, как правило, они сопутствуют друг другу.

За пределами нефтегазовой сферы ресурсный принцип изъятия ренты вообще не выдержан. До сих пор нет нормального, основанного на анализе прибыльности использования уникальных природных ресурсов, налогообложения в производстве минеральных удобрениях, черных и цветных металлов.

Отдельный и большой вопрос – всевозможные льготы и изъятия несистемного характера. По расчетам, в газовой отрасли они превосходят 200 млрд. руб. в год. Сегодня, на встрече с президентом, наш коллега, уважаемый президент компании «Лукойл» Алекперов даже обратился к президенту для обсуждения вопроса налогового маневра на очередной комиссии по развитию ТЭКа нашей страны.

Но в отношении таких хозяйствующих субъектов как железная дорога, эффективная налоговая нагрузка вообще ниже 10%. Это существенно ниже, чем в среднем по экономике.

Таким образом, фискальный режим внутри нефтегазового сектора и по отношению к другим секторам, его стабилизация, остаются одним из основных элементов повышения капитализации, что может быть еще одним инструментом повышения доходов бюджета.

При этом позитивным примером являются решения по налоговому стимулированию шельфа и ТРИЗов. Они создают дополнительную доходность инвестиций в новые проекты. Новые правила налогообложения недропользователей делают доходность инвестиций в развитие новых проектов в России на шельфе и в отношении трудноизвлекаемых запасов лидирующей в мире.

Суммируя, мы видим, что в энергетике происходят важные процессы, которые нуждаются в постоянном анализе. Как ответственная компания, мы стараемся строить свою стратегию с полным учетом этих факторов. Мы будем ее вести в тесном взаимодействии с партнерами, многие из которых участвуют в этом Саммите.

Нам представляется, что потребность в совместном анализе и работе целесообразно реализовать через развитие уже сформировавшиеся традиции наших регулярных встреч в форме Петербургских энергетических саммитов. Я хотел бы предложить вашему вниманию идею минимальной институализации этой традиции, например, через формирование постоянно действующего секретариата из нескольких человек, кто мог бы, с вашим участием, готовить тематику очередного саммита и вести подготовку к нему, обеспечивать обмен информацией и т.п.

Желаю всем нам успехов. Спасибо большое за внимание. Спасибо большое.

Итие Исикава: Уважаемый Игорь Иванович, благодарим вас за интересное, очень амбициозное восприятие перспектив нефтегазовой отрасли, Мы осознаем, что это - точка зрения руководителя крупнейшей российской нефтяной компании, которая на наших глазах превращается в глобального игрока на энергетических рынках. Игорь Иванович, один вопрос, по поводу постоянного секретариата: какие проблемы можно было бы обсуждать в рамках этого института?

Игорь Сечин: Вместе с участниками нашей панели Секретариат мог бы формировать повестку дня на перспективу, обеспечивать обмен информацией. Ведь подчас нам не хватает информации о закупках оборудования, о возможностях сервисных компаний. Это позволило бы сделать более транспарентными те тенденции, которые происходят в секторе, а также подготовить дискуссию на Форуме. Мы видим, что корпоративный уровень является элементом стабилизации на рынке, и те признаки манипулирования, которые возникают, были бы, наверное, не такими острыми в случае своевременной реакции Компании.

Итие Исикава: Я хотел бы попросить господина Стивена Гринли прокомментировать предложение господина Сечина по созданию такого постоянно действующего секретариата.

Стивен Гринли: Я думаю - это интересная, заслуживающая внимания идея, особенно, в контексте открытой конкурентной среды, в которой мы работаем. Постоянно действующий секретариат мог бы сыграть роль института, в рамках которого обсуждаются назревшие проблемы, взаимовыгодные контакты, проводятся регулярные дискуссии для всех, кто работает в сфере энергетики.

Итие Исикава: Мистер Гринли, в ходе нашего сегодняшнего обсуждения мы сможем сравнить перспективы различных компаний. Господин Сечин рассказал о своей позиции, хотелось бы ознакомиться со взглядами ExxonMobil.

Стивен Гринли (Президент ExxonMobil Exploration Company): Одним из ключевых вопросов является вопрос энергетической безопасности. Очевидно, господин президент и господин Сечин уделяют этому вопросу большое внимание, о чем они заявили на Форуме. Президент отметил, что стабильность энергетики - это стабильность экономики, а господин модератор назвал энергоресурсы «пищей» мировой экономики.

Что касается рынка АТР, он будет развиваться опережающими темпами. Согласно нашему прогнозу, к 2040 году потребление энергии в странах региона возрастет на 35%. Можно спорить, конечно, о конкретных цифрах, но, очевидно, что ископаемые виды топлива сохранят свою долю на рынке, несмотря на вопросы эффективности и быстрый рост возобновляемых источников энергии. К 2040 году ископаемые источники будут составлять 55-60% всего энергетического баланса. Для тех, кто работает в нефтегазовом бизнесе, рост на 40% - это серьезный вызов. Давайте спросим у геологоразведочных компаний: где будут найдены необходимые ресурсы? Или все они уже обнаружены?

Есть три основных направления: глубоководные месторождения, трудноизвлекаемая нефть США и Канады, и, конечно же, Арктика, где еще можно найти неоткрытые бассейны. Аналитики утверждают, что 20% всех запасов нефти приходится на Арктику, мы же полагаем, что эта цифра может быть даже занижена.

По поводу сотрудничества ExxonMobil и «Роснефти»: несколько лет тому назад компании приняли решение объединить ресурсы, мощности и технологические возможности, чтобы решить проблемы геологоразведки. Был заключен стратегический договор о геологоразведке в российских регионах на основе сахалинского опыта. Мы решили исследовать глубоководные месторождения Черного моря, блок Туапсе, осваивать трудноизвлекаемые запасы нефти в Западной Сибири совместно с дочерним предприятием «Роснефти» «Юганскнефтегаз» и, наконец, приступить к разведке в крупнейшем регионе российской Арктики. Мы договорились об изучении Карского моря. 13 млн акров. Эта площадь эквивалентна размеру штата Техас.

Логично было бы спросить, каковы наши успехи на сегодняшний день? Договор был подписан несколько лет назад и с тех пор мы напряженно работаем. На Черном море мы провели геологические исследования, инжиниринг, трехмерное исследование и надеемся начать бурение в конце этого – начале следующего года. В Западной Сибири мы провели значительные геологоразведочные работы, капитальный ремонт скважин, проанализировали Керн, оценили продуктивность Баженовского месторождения. В Карском море нам удалось собрать сейсмические и мета-данные, поставить буровую установку и подготовиться к бурению первой разведывательной скважины. Значительные исследования запланированы на лето. Конечно, мы только начали работу, но с оптимизмом смотрим на будущее.

ExxonMobil очень рад сотрудничеству с «Роснефтью». И справедливо спросить, кто же все-таки получит выгоду? Ради кого делается эта работа? Безусловно, она принесет пользу местному обществу. И доказательством тому служит наш сахалинский опыт. 90% рабочей силы на Сахалине - российские специалисты: 3000 высокооплачиваемых рабочих мест. Этот успех мы рассчитываем повторить на новых предприятиях. На макроуровне речь идет об огромных ресурсах, которые будут полезны для энергетического баланса. Спасибо.

Итие Исикава: Спасибо, Стивен. Два гиганта Exxon и «Роснефть» продолжают стратегическое партнерство, и это очень важно. Мы услышали уже точку зрения производителей, господина Сечина и господина Стенли, и хотели бы теперь узнать мнение потребителей нефтегазовой продукции - например, Марко Тронкетти, президента и председателя совета директоров Pirelli.

Марко Тронкетти (управляющий Директор Pirelli & C. S.p.A.): Спасибо, на меня произвело огромное впечатление выступление господина Сечина, и ключевой тезис этого выступления о стабильности энергетической системы. Для нас очень важно уверенно смотреть в завтрашний день. Порой новости в сфере энергетики вызывают тревогу, например, когда речь заходит о возобновляемых источниках энергии, но Вы говорите о стабильности, и это хорошая новость для нас. Спасибо.

Итие Исикава: Спасибо. Всех участников форума беспокоит ситуация на Украине. Окажет ли она влияние на отрасль? И как отразятся американские и европейские санкции на Вашем бизнесе, на Ваших стратегических планах?

Игорь Сечин: Уважаемый господин Исикава, я, честно говоря, изначально считал, что мы будем обсуждать энергетические вопросы. Это признак того, что мы сами создаем проблемы. По поводу санкций, в отношении меня лично, они у меня вызывают недоумение. Потому что нет никаких оснований для их введения. Участвовать в дискуссии по поводу санкций контрпродуктивно, ведь таким образом мы поднимаем их значение. Наше дело – сосредоточиться на работе на акционеров, на защите их интересов, получении выгоды. А из личного опыта могу сказать, что высказанная угроза — это уже не угроза. Спасибо

Итие Исикава: Теперь о перспективах разработки богатых ресурсами территорий, о которых говорил господин Сечин. Возникает вопрос, располагают ли нефтегазовые предприятия необходимым технологическим потенциалом, оборудованием, профессиональными кадрами? Эффективно ли добывать нефть и газ в труднодоступных регионах? Ответить на эти вопросы хочу попросить президента General Electric Transportation Лоренсо Симонелли. Расскажите о существующих технологических инновациях и вашем видении перспектив...

Лоренсо Симонелли (Президент и главный исполнительный Директор GE Transportation, дочерней компании американской General Electric): Конечно, большое спасибо. Я хотел бы поблагодарить президента Путина за гостеприимство и господина Сечина за возможность принять участие в форуме и сегодняшней встрече, которая позволяет нам обсудить перспективы нефтегазовой отрасли. Население планеты увеличивается, а значит, растет потребление энергии. И никто не будет спорить, что мы должны научиться извлекать как можно больше ресурсов. При освоении глубоководных залежей и трудноизвлекаемых запасов, возрастает потребность в технологических решениях. И General Electric может их предложить. Мы способны повысить эффективность производства СПГ. У нас есть технологии, позволяющие увеличить КПД до 90%. Мы можем создать добавленную стоимость, предложив инновационные варианты для работы в более сложных климатических условиях. Условия Арктики заставляют нас двигаться вперед, расширять горизонты. Готова ли отрасль? Думаю, следует ответить, что она активно готовится. У General Electric есть новое оборудование для погрузки, а также для работы на дне моря. Мы инвестируем в новую продукцию, в новые сервисы. И это касается не только оборудования, но и управления оборудованием и информацией. Чтобы свести к минимуму простой и снизить издержки, требуются надежные технологии, которые всегда доступны и всегда работают.

Мы предлагаем технологические решения, ищем способы дальнейшего снижения затрат, пытаемся избежать внеплановых простоев дорогого оборудования. И в этом смысле для нас очень важно сотрудничество с «Роснефтью», ведь вместе мы легче сможем определить основные трудности, с которыми сталкивается отрасль. Мы создали исследовательский центр, который разрабатывает эффективные технологические решения для местных компаний и способствует, таким образом, локализации производства. В той отрасли, которая объединяет General Electric с «Роснефтью», у нас есть все шансы на успех, ведь мы готовы предоставить оборудование, надежность которого не вызывает сомнений. Что касается идеи о создании секретариата, думаю, это позволит развить диалог, определить приоритетные проекты, и каждому из нас в отдельности способствовать их реализации. Спасибо.

Итие Исикава: Спасибо большое. Согласитесь, что комментарии перекликаются, по крайней мере, в том, что касается роста потребления и усложнения методов добычи. Компании выходят на новые месторождения, удаленные от промышленных центров. Поэтому так важен вопрос локализации. У нас есть пионеры-инвесторы в российский энергетический сектор. Боб Дадли, представитель BP. Не могли бы вы прокомментировать ситуацию относительно ваших инвестиций в России и перспектив российской энергетики?

Роберт Дадли (Директор и член Совета директоров, Председатель Исполнительного комитета Совета директоров, Президент группы компаний BP): Большое спасибо, господин Исикава. Действительно, BP является одним из пионеров инвестиций. В России мы уже около 20 лет, и нам выпала большая честь стать партнером «Роснефти», профессиональной компании, которая не только ведет крупные проекты в РФ, но и развивает сотрудничество с зарубежными корпорациями. Но одно дело быть акционером, и совсем другое - участвовать в практических процессах, а, тем более, убеждать собственную компанию в необходимости инвестиций в ту или иную страну. BP вкладывает средства во многие проекты «Роснефти», и сегодня нам предложили инвестировать в разработку сланцев. Этот проект жизненно необходим, для того, чтобы удовлетворить растущий мировой спрос на энергоносители. К сожалению, мы живем в таком мире, где политики не в состоянии спрогнозировать ситуацию на следующие полтора года. В России же, судя по договоренностям с Китаем, стараются смотреть за горизонт, заключая долгосрочные контракты на 25-30 лет. Мы должны действовать также, осознавая, что отношения с «Роснефтью» для нас – это не разовые сделки, а стратегическое партнерство, основанное на взаимной выгоде, доверии. И мы очень рады быть составной частью российского энергетического комплекса.

Итие Исикава: Спасибо Боб. Многие заинтересованы в стратегическом партнерстве, основанном на взаимном доверии, в увеличении инвестиций в российскую экономику. Для Вас, для Вашего бизнеса, что означает «доверие»?

Игорь Сечин: Мне кажется, что очень правильные слова сказал господин Дадли. Эта мысль также прозвучала в выступлении Стивена Гринли. Доверие является важнейшим элементом, позволяющим обеспечить долгосрочный характер наших проектов. Это проекты, которые развиваются на протяжении десятков лет, и их стабильное развитие должно быть гарантированно участниками. Учет взаимных долгосрочных интересов и доверие – это ключевые элементы всех наших долгосрочных партнерств. Я думаю, в этом зале все руководители крупных компаний используют именно такой подход, ведь только на его основе можно достичь стабильной работы. А от стабильной работы зависят рынки, зависят миллионы людей, и мы прекрасно понимаем свою ответственность. Спасибо.

Итие Исикава: Спасибо, Игорь Иванович. Эффективная организация работы энергетической отрасли и создание современных энергетических кластеров, безусловно, позволяет расширить горизонты для нефтегазовых компаний. Однако отрасль сталкивается сегодня с серьезными вызовами, в том числе с необходимостью внедрения инновационных технологий. И я задам вопрос Тиму Додсону, исполнительному вице-президенту компании Statoil, с какими тремя вызовами сталкивается его компания?

Тим Додсон (исполнительный вице-президент норвежской компании Statoil): Спасибо. Прежде всего, я хочу выразить благодарность организаторам Форума и компании «Роснефть» за гостеприимство. Для нас большая честь находиться с вами. На сессии были подняты непростые вопросы: о недостаточном количестве ресурсов, сложности их извлечения, необходимости обеспечить стабильность на рынке энергоресурсов. Компания Statoil отмечает целый ряд фундаментальных вызовов, с которыми сталкивается отрасль. Мы могли бы их суммировать в формуле три «Си»: competition, carbon efficiency и community trust (конкуренция, эффективность по углероду и доверие общества). Хотелось бы пояснить, что я имею ввиду.

Начну с конкуренции. Как известно, за пару десятков лет цена на нефть выросла в три раза. Однако, учитывая рост инвестиций, повышение затрат, усложнение производства, риск и отдачу на используемый капитал, доля компании снизилась на треть. И нет сомнений, что конкуренция в отрасли должна увеличиваться. С другой стороны, следует также развивать партнерство, Ведь только это позволит повысить эффективность, разработать более продуктивный подход к производству и не терять ресурсы в гонке за капиталом и талантливыми специалистами.

Второе «С» - выброс углекислых газов. Полтора миллиарда человек не имеют доступа к энергии, в то же время уровень CO2 продолжает расти. Чтобы снизить выбросы в атмосферу, следует сохранить высокие цены на энергоносители и сделать все, чтобы газ постепенно вытеснил уголь. Необходима эффективная политика, и отраслевые компании должны обеспечить технологии для контроля над выбросами.

Третье «С» - это доверие общества. Населению нужен доступ к ресурсам, доступ к энергии. Нефтегазовым компаниям необходимо признание, общественное согласие, лицензии. Ведь как можно охарактеризовать нашу совместную работу в Арктике? Это – прозрачность, диалог, причем со всеми участниками процесса, и ответственность. Statoil стремится повысить эффективность своего оборудования, обеспечить экологически-безопасные технологии и установить контакты с местным населением, убедившись в том, что оно также получает выгоды от работы компании. Подытожу ещё раз, три основных вызова - это конкуренция, эффектиность по углероду и социально-ответственный подход. Думаю, постоянно действующий секретариат позволит нам двигаться вперед по всем этим направлениям.

Итие Исикава: По поводу социальной ответственности энергетических компаний, я хочу спросить представителя Азербайджана, что Вы думаете об этом?

Президент Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (SOCAR) Ровнаг Абдуллаев: Я приветствую всех и благодарю российскую сторону за гостеприимство и хорошую организацию Форума. Социальная ответственность государственных нефтяных компаний постоянно растет. Они играют все большую роль в развитии собственных стран. На примере Азербайджана я могу сказать, что хорошая организация нефтяного сектора позволяет ему стать локомотивом для всей экономики страны. С 2000 по 2013 год ВВП страны вырос в 13 раз. И прежде всего благодаря нефтяному сектору. Социальная ответственность огромна, «Роснефть» – яркий тому пример в России, и мы будем развивать наш общий бизнес.

Итие Исикава: Игорь Иванович, иногда компания достигает очевидных успехов, становится более конкурентоспособной, но стоимость ее акций не растет. «Роснефть» добывает на 27% углеводородов больше, чем ExxonMobil, при этом затраты на производство меньше в 3,5 раза. Почему же на сегодняшний день капитализация ExxonMobil составляет 430 млрд. долларов, а «Роснефти» – лишь 70 млрд?

Игорь Сечин: Господин Исикава, это действительно очень интересный вопрос. Не все зависит от компании. Есть отличия в ведении бизнеса. При оценке акций рынок учитывает страновые факторы, премия для российских эмитентов составляет примерно 2,5%. А этот фактор еще достаточно субъективен. И если не учитывать этот фактор, капитализация компании с 70 сразу ушла бы до 100. Был изменен суверенный рейтинг РФ, и автоматически изменен рейтинг всех российских компаний.

Второй элемент, который я упоминал в своем докладе, это налоговая нагрузка. У нас она совершенно разная. Средняя налоговая нагрузка у ExxonMobil – 22%, у Роснефти – 53%. Наша социальная ответственность значительно выше. Принципиальное значение имеют различия в законодательстве о недрах. В Соединенных Штатах собственник земли является собственником недр и полезных ископаемых. Это также существенный элемент капитализации компании.

Также я бы отметил транспортные издержки, скажем, в среднем тариф «Транснефти»: 6 долларов за баррель, а ExxonMobil имеет свои транспортные мощности, их эффективность значительно выше – около 1 доллара за баррель. Кроме того, «Роснефть» – молодая компания. В 99 году мы добывали всего 4 млн. тонн нефти, сегодня в нефтяном эквиваленте – 240 млн. Но добыча - не единственное направление, позволяющее получать эффективность. У ExxonMobil в 2 раза больше переработки, это позволяет получать дополнительный эффект. Exxon давно прошел период накопления капитала, давно уже сделал первичные инвестиции. «Роснефти» все это еще предстоит пройти. Но мы понимаем, что надо делать, я надеюсь, что в моей презентации часть стратегии компании обозначена, и мы её будем реализовывать, получим увеличение добычи, увеличение переработки, завершим модернизацию заводов. Конечно, потенциал «Роснефти» оценен, и мы будем повышать стоимость компании последовательно, настойчиво, в повседневной работе с нашими партнерами.

Итие Исикава: Игорь Иванович, тогда, расскажите о намерении продать госпакет Вашей компании, озвученном недавно членами правительства. Министр финансов Антон Силуанов, например, заявил о покупке части акций китайским инвестором. Игорь Иванович, ваши комментарии, Вы считаете сейчас хорошее время для продажи госпакета?

Игорь Сечин: Господин Исикава, очень въедливый модератор, не дает нам покоя. Действительно мы слышали заявление министра экономического развития о том, что обсуждается возможность приватизации 19,5 % акций компании Роснефть. По поводу того, является ли благоприятным для этого период времени, который мы переживаем… Я думаю, что в целом можно ждать это окно возможностей, а можно формировать самим это окно возможностей, и, думаю что формирование условий продажи этого пакета будут, как раз определять такую технику продажи, которая покажет эффективность, здесь я не вижу каких-то проблем, что могло бы помешать этой сделке. С точки зрения сохранения пакета в размере 19,5% акций в собственности государства или его продажи, я думаю, что управляемость государством не будет утрачена в любом случае, потому что контрольный пакет 51% все равно сохраняется. Поэтому мне представляется, можно принимать решение о продаже 19,5% акций без ущерба для управляемости. Однако имея в виду стратегическое значение компании, снижение ниже 51% представляется контрпродуктивным и не защищает интересы миноритарных акционеров, потому что контрольный пакет обеспечивает возможности компании по работе на шельфе, например. И проводя первичное размещение в 2006 году, государство брало на себя обязательство по защите прав акционеров, которые тогда приобретали акции. Наличие шельфового пакета входило в условия по продаже акций физическим лицам, в том числе российским гражданам (у нас сейчас порядка 150 тысяч акционеров) и зарубежным акционерам.

Меня сегодня журналисты спрашивают, ссылаясь на мнение министра финансов Силуанова, проявляют ли китайские компании интерес к покупке акций. Я думаю, что преждевременно определять, кто купит. Ответ на этот вопрос вообще-то есть: кто дороже заплатит тот и купит, это уже давно, в общем-то, описано в трудах ведущих экономистов. Ну, а если компании будет поручено стать оператором по продаже, конечно, мы с максимальной эффективностью и лучше, чем кто-нибудь другой, все это сделаем, потому что мы глубже понимаем особенности компании, знаем ее недооцененный потенциал, знаем стратегию, понимаем, как надо наращивать капитализацию, ну, и конечно, мы рассчитываем на помощь правительства в этом.

Итие Исикава: Спасибо большое. Здесь присутствует представитель Южной Америки, министр энергетики Венесуэлы, господин Рафаэль Рамирес. Господин Рамирес сегодня заявил, что между Россией и Венесуэлой подписаны новые контракты, которые переводят отношения двух стран на качественно новый этап. Пожалуйста, Ваши комментарии.

Рафаэль Рамирес (министр народной власти по делам нефти и горнорудной промышленности Венесуэлы, Президент PDVSA): Большое спасибо Санкт-Петербургскому форуму. Я одновременно являюсь министром энергетики Венесуэлы и президентом государственной нефтяной компании, и поэтому именно мне выпала честь заниматься вопросами нашего стратегического альянса. В июле Венесуэла будет отмечать столетие с начала первых нефтяных разработок на территории государства. До 70-х годов мы были крупнейшим экспортёром нефти, на нашем примере можно проследить всю историю развития нефтяной отрасли, мы страна - основатель OPEC. Для поддержания баланса нашего рынка, в течение 70 лет мы предоставляли концессии международным нефтяным компаниям в сфере добычи углеводородов. Это был период больших искажений и деформаций. Однако мы многому научились тогда как страна, много сделали для строительства нефтяной индустрии. Национальная компания была создана в тот период, когда мы национализировали нефтяную отрасль. Президент Уго Чавес объявил о политике полного суверенитета в области добычи и экспорта углеводородов. Очевидно, что нефть может иссякнуть. Если не эксплуатировать эти ресурсы правильно, они могут исчерпаться. И это будет большой потерей для страны, поэтому мы защищаем наше право на суверенное управление нефтяной отраслью, и стремимся координировать наши действия с крупнейшими производителями, прежде всего странами OPEC. Мы убеждены, что нельзя манипулировать ценами на рынке энергоносителей, навязывать циклы низких цен и циклы очень высоких цен, следует уважать интересы стран-производителей нефти, которые должны получать необходимые инвестиции на разведку, производство и поставки на рынок.

Наша страна имеет огромные запасы углеводородов, например, в нефтеносной зоне Ориноко — это 55 тысяч кв. км. на юге страны, 1,3 триллиона баррелей запасов нефти, и 298 миллиардов баррелей разведанных ресурсов. И все это традиционная нефть, чтобы ни говорили эксперты о синтетическом, нетрадиционном сырье, которое не попадает под квоты OPEC.

По вопросу о налогах мы вели долгую битву и сейчас можем привести некоторые цифры: нефтяная отрасль на 100% принадлежит Венесуэльскому государству, Национальная нефтяная компания PDVSA по конституции является государственным предприятием, мы подчиняемся государству и отчитываемся о нашей деятельности перед государством. С тех пор как к власти пришел президент Чавес, налоговый режим был изменен. Мы обложили нефтяную отрасль дополнительными налогами, и в результате в казну поступило 557 млн. долларов. Из них 236 были направленны на социальное развитие.

В 70-х годах Венесуэла была одним из основных производителей нефти. Однако вплоть до конца 90-х в стране сохранялось огромное социальное неравенство. Мы провели масштабные социальные реформы, в том числе повысили уровень грамотности практически до 100 %. 100 тысяч сотрудников компании PDVSA позволяют правильно использовать те ресурсы, которыми обладает народ нашей страны. В законе, который регулирует нефтяную деятельность, четко прописано, как должны работать в стране иностранные компании. Eni, NCPC, «Роснефть», Total, CNPC соблюдают установленные правила. У нас есть соглашение с «НК «Роснефть» по производству до 880 тысяч баррелей нефти в день. Существует возможность для расширения сотрудничества. Мы активно развиваем нефтеносную зону в бассейне Ориноко. Там несколько сотен скважин, технологическая стоимость работы на каждой из них - 1,5 доллара на баррель. Сейчас мы стремимся усовершенствовать технологические процессы, и стоимость возрастет до уровня 6-7 долларов на баррель. И хотя эта нефть трудно добываемая, стоимость ее извлечения не превышает 10 долларов за баррель. Это означает - что мы смогли направить все наши знания, все наши технологические возможности на развитие этой нефтеносной зоны. Мы наметили себе цель: 6 млн баррелей к 2019 году.

Мы стараемся диверсифицировать наши рынки. (О важной роли диверсификации говорил в своем выступлении президент Путин). В течение ста лет мы экспортировали нефть только на североамерикансий рынок. Сейчас миллион баррелей по-прежнему направляется в Северную Америку, но при этом мы продаем Китаю и Индии 400 тысяч баррелей. Мы диверсифицируем наши поставки для того, чтобы защитить экономику от кризиса, который сейчас свирепствует в индустриально развитых странах. Кроме того, в рамках Petrocaribe мы создали механизм, позволяющий странам Карибского региона получать значительную долю нашей продукции. 18 маленьких государств Карибского бассейна смогли поддерживать свою экономику только благодаря соглашениям о сотрудничестве с PDVSA. Мы убеждены, что нефть — это продукт, который должен принадлежать народу. И благодаря этой убежденности, национальная компания Венесуэлы смогла ответить на вызовы, стоящие перед отраслью, не обращаясь при этом к глубоководным ресурсам. Вы знаете, господин Сечин, что у нас нет необходимости начинать глубоководные разработки. Мы развиваем газовые месторождения в шельфовой зоне, и, конечно же, разрабатываем нефтеносный бассейн. Нам требуются новые технологии и инвестиции в размере 235 млрд. долларов, поэтому мы, конечно же, рассчитываем на сотрудничество с компаний «Роснефть» и развитие наших совместных предприятий таких, например, как Petrovictoria, которая получает достаточно инвестиций для того, чтобы производить 440 тысяч баррелей. Приглашаю вас всех в Венесуэлу. Приглашаю Вас, господин Сечин. Вы часто бываете в нашей стране, вы – наш большой друг. И Вы прекрасно понимаете, что наша Компания с одной стороны обеспечивает развитие экономики, а с другой стороны – поддерживает народ Венесуэлы. Прекрасная идея постоянного секретариата. Спасибо.

Итие Исикава: Хотелось бы услышать не только точку зрения производителей. К нашей дискуссии присоединяется Алекс Беард, возглавляющий аналитический бизнес компании Glencore. Для меня очень интересно услышать мнение самой крупной трейдинговой компании, которая вот уже 30 лет ведет бизнес в России. Алекс, какую роль могут сыграть трейдинговые компании в развитии глобальной экономики?

Алекс Беард (управляющий нефтяным подразделением компании Glencore): Позвольте мне в начале от имени компании Glencore поблагодарить организаторов Форума. Такие компании, как наша, первые готовы осваивать трудную логистику, развивать сложные географические направления. Мы гибки, очень практичны, агрессивны, располагаем глобальной информационной сетью, а также глобальной сетью представительств. Мы играем ключевую роль в финансовой сфере, зачастую опережая банки. До недавних пор мы не имели проектов, связанных с добычей и переработкой углеводородов, и, в первую очередь, полагались на взаимоотношения с другими торговыми домами. Что касается процесса принятия решений, простая структура позволяет нам принимать их оперативно, с максимальной выгодой для себя. Glencore активно работает в Восточной и Западной Африке, Юго-Восточной Азии. Мы нередко оказывались на рынке первые, значительно опережая своих коллег. Например, сегодня мы финансируем правительство в республике Чад: за последние десять лет это – второй раз, когда Чаду удалось выйти на международный рынок. В России мы не раз инициировали новые проекты. Еще в начале 90-х наша компания занимались здесь торговлей сырой нефтью, организуя небольшие поставки. Сразу после крушения Советского Союза мы осуществляли предоплату различных инвойсов в России.

Как уже было сказано, глобальные торговые организации агрессивны по своей сути. Однако они играют положительную роль в формировании глобальных тенденций. Мы занимаемся и транспортировкой, и технологиями, стараемся определить как конечные, так и начальные маршруты поставок. Я надеюсь, что Игорь Иванович со мной согласится: нам удалось помочь «Роснефти» улучшить показатели премиальных продаж. Но для нас не безразличны и потребители, интересы которых мы стараемся учитывать, перемещая продукцию по всему миру и снижая логистические издержки.

Наш подход, прежде всего, важен с финансовой точки зрения, и это может показаться вам странным, ведь Glencore это все-таки не банк, а глобальная торговая компания, которой приходится тесно взаимодействовать с банками. Мы раньше других начинаем привлекать капитал во многие проекты. Например, в России в течение целого ряда лет мы предоставляли возможность быстро получить финансирование по экспортным проектам в опережение графика поставок. Зачастую без всяких гарантий, полагаясь лишь на взаимное доверие с партнером, мы брали на себя ответственность, выделяли средства. Мы осуществляли арбитражное финансирование, определяя возможность перемещения и изменения направления потоков углеводородного сырья. И это, безусловно, способствовало развитию глобальной экономики.

Мы активно инвестировали в проекты и инфраструктуру, в особенности в России. За последние 20 лет Glencore участвовал, например, в финансировании строительства морских терминалов и терминалов по переработке груза. Предварительное финансирование было ключевым элементом нашей работы в России, поскольку наши инвестиции помогали компаниям начинать бизнес и активно двигаться в выбранном направлении. В 1999 году во время финансового кризиса, у Glencore возник огромный объём предоплаты и мы взяли его на себя. Мы помогли многим банкам и финансовым организациям реструктурировать свои обязательства. В 2001 году, когда западные банки еще раздумывали, возвращаться ли им в Россию, такие торговые компании, как Glencore, финансировали второй и даже третий эшелон российских производителей. Цена на нефть тогда была 15-19 долларов за баррель, у российских компаний не было доступа на западный рынок, и Glencore им его обеспечивал, развивая таким образом глобальную энергетику.

Сейчас, конечно, мы переживаем другой период. Цена на нефть резко повысилась на радость многим добывающим государствам. В результате появились новые формы финансирования: мы часто действуем как акционеры, и как собственники. Мы видим колоссальные возможности в России. Здесь фантастическая ресурсная база, огромный потенциал у специалистов. В некоторых случаях мы инвестируем уже в зрелые активы, предоставляем оборудование на основе долгосрочного лизинга. Мы активно работаем с национальными нефтяными компаниями, и особенно гордимся контрактом с «Роснефтью» о предэкспортном финансировании, которой составил 1 млрд. долларов.

Я хотел бы сказать еще буквально пару слов о «Роснефти» и нашем сотрудничестве с этой компанией. Я немного озабочен заявлениями о том, что «Роснефть» инвестирует в Южную Америку. Я немного озабочен и тем, конечно, что важность Glencore для «Роснефти» снижается, ведь вскоре эта компания сама станет глобальным торговым домом, но пока этот день не настал, мы будем развивать наше партнёрство. В завершение хочу сказать, что, наверное, торговые дома должны играть именно такую роль, смазывая колеса глобальной экономики. И не могу не поддержать идею Игоря Ивановича о постоянном секретариате.

Итие Исикава: В заключение, прошу дать прогноз развития отрасли, а также назвать значительные события года, чтобы еще через год мы смогли понять, насколько наше чувство отрасли оказалось правильным.

Лоренсо Симонелли: Я думаю, что технологические решения, разработанные для новой продукции, будут превосходить все, то, что мы видели до сих пор.

Тим Додсон: В Анголе уже были такие примеры. На мой взгляд, подобные события как раз очень важны. Продолжение стратегического сотрудничества с «Роснефтью», безусловно, представляет для нас в этом году особую важность.

Рафаэль Рамирес: Мы считаем, что отрасль столкнется с нехваткой полезных ископаемых, природных ресурсов, и это будет продолжаться в течение долгого времени.

Алекс Беард: Самым важным событием не только для энергетической отрасли, но и вообще для всего мира, являются переговоры, которые идут сейчас в Женеве. Очень важно учесть интересы всех сторон.

Итие Исикава: Поворот России к Востоку продолжается, особенно когда речь идет о Китае. Но не забывайте, что есть еще один интересный для вас рынок - Япония. И я надеюсь, что сотрудничество между «Роснефтью» и Японией будет развиваться не только в нефтяной, но и, что особенно для нас важно, в газовой области.

Игорь Сечин: Отрасль будет продолжать развиваться, будем бороться за снижение задержек, пытаясь добиться эффективности, и, конечно же, 2014 год не могу не согласиться с Алексом, будет характеризоваться высокими политическими рисками. И нам, конечно, хочется, чтобы эти риски снижались. Я вынужден ответить Алексу по поводу того, что Glencore агрессивен. Я прибавлю - энергичность, высокую эффективность. Glencore помогает нам настолько, насколько мы помогаем им: стабилизировать поставки, иметь доступ к ресурсам и обеспечить энергобезопасность. За энергобезопасность, конечно же, нужно платить, а что касается конкуренции, это будет полезно для наших потребителей.

По поводу участия в проектах для азиатского региона. Я думаю, что в нашей презентации мы подробно рассказали об этом векторе. Мы уже давно занимаемся развитием проектов по увеличению нашего присутствия на рынке и начали, конечно, раньше всего эту работу с нашими партнерами из Китайской народной республики, с которыми мы первыми подписали поставочные контракты. Мы активно работаем и на рынке Японии. Понятно, что с учетом вывода части атомной генерации, в Японии создается дефицит электроэнергии, и здесь ключевое направление работы, конечно, поставки газа, долгосрочные надежные поставки газа. Я думаю, что совершенно естественным партнером для японских потребителей будут российские компании. «Газпром», безусловно, имеет самый значительный потенциал для работы на японском рынке, развивая мощности проекта «Сахалин–2». «Роснефть» также реализует проект СПГ.

Безусловно, я бы обратил внимание на то, что сложно рассчитывать на конкретность сланцевого газа. И я думаю, что японские потребители сами, анализируя эту ситуацию, понимают, что цена выросла уже в два раза. Тенденция такая, что он будет стоить 6-7 долларов за миллион британских теплотронных единиц, это уже порядка 210-250 долларов за 1 тысячу метров кубических. К этому нужно добавить еще стоимость сжижения, стоимость транспорта, к тому же избытки газа могут возникать на восточном побережье, будет необходимо использовать Панамский канал — все это будет создавать сложности и способствовать росту цен. Поэтому нужно сказать, что те объемы, которые будут поставлены на рынок АТР, вряд ли будут значительными, поэтому «Газпром» и «Роснефть» — это основа энергобезопасности Японии.

Если бы мы были металлургической компанией, производили трубы, я бы точно согласился на строительство трубопровода, но мы производим углеводороды и должны искать эффективный способ доставки. Имея на Сахалине уже действующий завод по сжижению в рамках проекта «Сахалин–2» вряд ли нужно создавать конкурентный проект по строительству трубопровода, если ты сам не производишь трубы, а мы трубы не производим. Самое главное не трубы, а создание надежного энергомоста. Вот над этим нужно работать.

Что касается вопроса о том, что является для компании «Роснефть» самым значимым событием в 2014 году... У нас много проектов, будем работать над всеми, но я думаю, что особое значение будет иметь наша работа в Карском море, я очень надеюсь, что мы подтвердим наши надежды по наличию богатого месторождения. Спасибо большое.